Стихи МРАЧНОСТЬ. (Дряхлый, больной, я сижу и пишу, К ГЕРНСЕЮ)

Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для анонсирования плэйкастов. Разместите анонс любого плэйкаста на главной странице сайта. Это могут быть Ваши собственные работы или понравившиеся плэйкасты других пользователей сайта. Каждый анонс добавляется в начало списка анонсов и проведет на главной странице сайта не менее 2 часов. Если все свободные места уже заняты, то Ваша заявка будет добавлена в очередь и появится на главной странице при первой же возможности. Сделайте подарок друзьям и близким, порадуйте себя, представьте интересные плэйкасты на всеобщее обозрение. Добавляя анонс, вы автоматически соглашаетесь с Правилами размещения анонсов.

Оскар Уайльд. Баллада Редингской тюрьмы.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты:

Для сердца вольного Вдох-выдох — сильнее любого страха. Революция виде, в котором мы ее знаем, — это революция .. Это динамо- машина западной экономической модели, будучи насаженной на Это борьба со старой дряхлой кожей, из которой всем нам предстоит.

И с первою блеснувшей мне денницей Уж милый гость в той колыбели был; Он в ней лежал под царской багряницей, Прекрасен, тих, как божий ангел мил. Его-то я порою здесь встречаю, Как чистую Поэзию мою; Им иногда я душу воскрешаю; При нем подчас, забывшись, и пою. Сторона та, в которой Жил он, была прекрасное место. Луг, где стояла Хижина, длинной косою входил в широкое лоно Моря: Правда, в краю том немного Было людей: И ужасен Был тот лес своей темнотой неприступной; и слухи Страшные были об нем в народе; там было нечисто: Злые духи гнездилися в нем и пугали прохожих Так, что не смели и близко к нему подходить.

Сидя беспечно в тот вечер за неводом, вдруг он услышал Шум и лесу, как будто бы топот коня и железной Брони звук; он слушает: В темный Лес он со страхом, глядит, и ему показалось, что в самом Деле сквозь черные ветви смотрит кивающий призрак. Вспомнив однако, что все никакой еще не случилось С ним беды ни в лесу, ни в избушке, в которой так долго Жил он с женою вдвоем, что нечистый над ними не властен, Он ободрился, прочел молитву, и сделалось скоро Даже ему и смешно, когда он увидел, какую Шутку с ним глупая робость сыграла:

-"смертник" - он написал его, будучи уже неизлечимо больным, за несколько лет до смерти. Кстати, самый первый перевод на русский язык был сделан смертельно больным каторжником Михайловым.

Мы привыкли дорожить своим имиджем, а здесь Но пришло христианство и принесло иные формы покаянного поведения: изменение не одежд, а сердца. запись церковного пения — пусть лучше звучит дряхлый голос . В нас самих этот страх одеть желаемое и более удобное в.

Живущий под кровом Всевышнего На улице было холодно. Мороз пробирал до костей. Ветер швырял мне в лицо колючий снег Вот уже полчаса я стояла перед закрытой дверью одной из девятиэтажек, решив нанести визит к сестре из церкви. Пошли ангела Своего, желательно с ключами от подъезда Через некоторое время"ангел", действительно, появился в виде дряхлой старушки с мусорным ведром в руках.

Ой, как я была ей рада Возблагодарив Бога, я быстро юркнула в подъезд. Металлическая дверь, гулко щелкнув замком, захлопнулась, и я оказалась в кромешной темноте. Пробравшись на ощупь к тому месту, где по моему представлению должен был находиться лифт, я облегченно вздохнула. Но не тут-то было Адаптировавшись, я оказалась перед ступенями, ведущими наверх.

Три главные причины страха

Ангел неба лучезарный, в тишине ночной слетел Над кроваткою ребенка, песню чудную он пел. И тому приснились грезы, Бог в сияющих лучах, Много ангелов с цветами, с орарями на плечах, Бог сказал им: Тихо ангелы склонились, перед Господом своим Так Творец они сказали, мир Тобою лишь храним. Сон прервался, утро светит, мальчик встал, но чудный сон Все ему на ум приходит; Что же что же значит он?

Стал он сильным на земле Видел мудрость и в страданьях, видел свет в холодной мгле. И всегда был сердцем ясен, и всегда спокоен был Сновидения святого, в вихре жизни не забыл.

Амнезия - Страх помнить, внутренние ограничения и несогласованность. Бегство от жизни. .. Ишемическая болезнь сердца - Вы перекрыли жизненные потоки. Разочарование. .. Дряблые ягодицы - утрата силы. Язва желудка.

И вот перед небом создателя, в страхе И вот перед небом создателя, в страхе, Упал непокорный народ, и во прахе Смирилися гордые дети земли: И те, что доселе, главою надменной Безумно отвергнувши бога вселенной, На град наказанье его навлекли; И те, что в пороках одних утопали, Забыв и молитвы, и совести глас, Что буйно, безумно грехом торговали И бога-творца забывали не раз, — Пред ним все смирились и песнь о прощеньи Послали к всесильному богу-царю.

И вот, милосердный, он в знак примиренья Зажег на лазоревом своде зарю. Заря загорелась, и тучи пропали, Рассеялась мрачность и тьма в небесах, Подземные громы греметь перестали; От града остался лишь пепел да прах. Но люди о нем не тужили, в священных Словах благодарности, чистых, живых, Молитва лилася из душ обновленных, — Им не было жалко хором дорогих. Оделся свод неба пурпуром денницы; Народ всё молился и в страхе твердил:

Страх (сборник)

И кажется, что он существует отдельно, то есть жизнь и некоторые люди сталкиваются с такой проблемой: Почему-то большинство людей считает, что их заранее будут предупреждать, например, все будет как-то складываться плавно, и я за несколько лет узнаю, что это произойдет. Почти никогда не происходит, ну только в случае, если человек прожил очень длительную жизнь и просто в силу его возраста, старости понятно, что она заканчивается. Или иногда даже люди очень благочестивые, они говорят:

Подчеркиваю - приют наш был очень хорошим, и работали мы там честно. Особенно зимой было здорово, когда всех нужно одеть в шубы, шапки и А надо сказать, что здание наше было очень даже дряхлым, постройки то ли А сердце аж заходится, а тварь эта шипит, а дети к ней ручки тянут.

Цикл поэтических произведений Фридриха Ницше воспроизводится по двухтомнику Ф. Ницше, изданному в году советско-американским издательством"Сирин" перепечатка издания года. Даже чувство дружбы как-то сиротливо - Я любить желаю всех, иль никого; Одинокий колос, колос, а не нива - Дружба недостойна сердца моего. Я всегда чуждаюсь страстного прилива - Чувство к одному я прогоняю прочь - Одинокий колос, колос, а не нива - Дружба, сладострастье есть не день, а ночь.

Мне противны звуки одного мотива, Полюбивши друга, я забуду всех - Одинокий колос, колос, а не нива Дружба над любовью есть глубокий смех. Мудрость Мудрость глядит из зияющих впадин глазных, Тихо гниющая лобная кость говорит без тумана: Нет наслаждения правдой в волненьях пустых, Нет красоты и ума вдохновений в пожаре обмана. Ряд обнажённых зубов, искривлённых тоской, Грустно смеётся над тем, что мы славим и нагло позорим Избранных эта насмешка зовёт на покой Без упоения призрачным счастьем, иль видимым горем Правда - в недвижном одном замираньи, в гниеньи одном!

Тайна - нирвана; получит блаженство в ней ум безнадёжно-бессильный Жизнь - есть святое затишье, покрытое сном

Журнальный зал

Мы крепкой водкой не зальем печаль Зови за стол оставшихся ребят Нам есть о чем друг с другом помолчать. Случилось так-мы вышли из игры Другие игроки на нашем поле Еще хватает в нас любви и боли Мы к Родине по-прежнему добры! Не принимает Родина своих Вы не грешите-мы еще живые Мы водку разливаем на двоих!

Роланд в ответ: «Тем злей мы будем биться. Их речи горды, их сердца бесстрашны. Позор тому, сердце страх закрался. «недремлющий» ), либо от прилагательных «vieil» – «старый» и «antif» – «древний», « дряхлый».

Да, организм стареет, но — не без наших ускорений этого процесса Стереотип старости и отношения к пожилому возрасту уже настолько укоренился в нашем восприятии распространенными, монолитными представлениями о старости, что те, кто готов и способен противостоять законсервированному в сознании образу старости своим образом жизни, свои примером, рассматриваются как невозможное, единичное исключение.

Да, это определенные изменения, отчасти неизбежные, и все же — они начинаются… в нашей голове, в нашем отношении и восприятии задолго до того, как мы вступаем в фазу старения и того, что мы под этим понимаем. Мы расходуем себя и свою жизнь, ничего не закладывая в свою собственную старость. Много ли мы делаем, чтобы уберечь свое здоровье в кредит, как физическое, так и психо-эмоциональное? Заложить фундамент, насколько это возможно в заданных условиях. Да, организм стареет, но — не без наших ускорений этого процесса.

И так со всем, со всеми процессами нашего организма. Мы как будто подспудно ускоряем приближение того дряхлого состояния, в которое сами себя планомерно вводим, которого панически боимся, но продолжаем жить так, будто состаримся мы лишь в следующей жизни. И своим негативным отношением к ней, как к полной девальвации возраста, как к процессу убогому, немощному, жалкому, мы закладываем проекцию своей собственной старости. Подчеркнуто выраженные негативные стереотипы старости, — естественному, замечу, состоянию, — и наше отношение к ним говорят о том, что мы не научились находить адекватные формы взаимодействия ни со своим собственным возрастом, ни с возрастными изменениями, как природным процессом, происходящем абсолютно со всеми людьми.

И тем не менее, само отношение к возрасту формирует во многом нашу собственную старость и определяет степень страхов перед ней. Мы с очень раннего возраста расположены мыслить с позиции потерь, а не приобретений. Но разве не мы сами ответственны за порядок в своем внутреннем доме, даже если гости, его посетившие, были столь неуклюжими, что оставили беспорядок, или мы по доброте своей душевной позволили им натоптать? Поэтому и старость, как природное явление, мы воспринимаем исключительно с позиции сплошных потерь и утрат.

Рифмуется с радостью. Размышления о старости — Феофила Лепешинская

И в тот же вечер, несомненно, Опальный герцог был прощен. , , , , . ; , ; . , . , ; . , , , , !

Кто ж мы-то такие И место ли нам в современной России Как просто, выходит, нас Ничто не вернуть ни тоской, ни любовью, И сердце опять обливается кровью И нет . Как себя дали обмануть, Как шутовской колпак одели, В какой отправилися путь! .. Мы без страха и без муки Смотрим в жизни даль.

Вы не узнали б никогда, Когда б надежду я имела Хоть редко, хоть в неделю раз В деревне нашей видеть вас, Чтоб только слышать ваши речи, Вам слово молвить, и потом Все думать, думать об одном И день и ночь до новой встречи. Но, говорят, вы нелюдим; В глуши, в деревне все вам скучно, А мы Зачем вы посетили нас? Я никогда не знала б вас, Не знала б горького мученья. Души неопытной волненья Смирив со временем как знать?

Нет, никому на свете Не отдала бы сердца я! То в вышнем суждено совете Ты в сновиденьях мне являлся Незримый, ты мне был уж мил, Твой чудный взгляд меня томил, В душе твой голос раздавался Давно Ты чуть вошел, я вмиг узнала, Вся обомлела, запылала И в мыслях молвила:

Страх (2)

Страху не место в пути, Смелость все стены сломает! Порою в страхе мы находим утешенье, Обоснование придуманных проблем, И крепко держим мы свои ограниченья, Живём мы за армадой толстых стен. И стены страха защищают нас от боли, Что на свободе мы боимся испытать, Мы верим страху, и играем роли, Которые не можем сами выбирать.

Мы смотрим жизнь как фильм, где люди с сильной волей, Свои мечты в реальность могут воплощать, А мы довольствуемся нашей горькой долей, И продолжаем просто наблюдать Но путь такой сулит лишь разочарованье, Настало время жизнь свою менять, Понять урок и принимать те знанья, Что нам судьба опять предложит испытать.

А страх всего лишь плод воображенья, Его на веру в лучшее мы будем заменять, И говорить уверенно и думать с восхищеньем, И стены наши сами станут исчезать.

Но звук истаял и пронесся страх,. Почувствовали Во сне бездумно- спокойны мы, правда ведь Мы убиваем во сне . Сердце моё, из батиста кусок,. Вшит он .. С моей модели снятый, . Дряхлы Ясон.

Давайте, каждый будет делиться полюбившимися стихотворениями в честь праздника. Я тоже поделюсь самым любимым стихотворением. Они с детьми погнали матерей И яму рыть заставили, а сами Они стояли, кучка дикарей, У края бездны выстроили в ряд Бессильных женщин, худеньких ребят. Пришел хмельной майор и медными глазами Окинул обреченных Мутный дождь Гудел в листве соседних рощ И на полях, одетых мглою, И тучи опустились над землею, Друг друга с бешенством гоня Нет, этого я не забуду дня, Я не забуду никогда, вовеки!

Своими видел я глазами, Как солнце скорбное, омытое слезами, Сквозь тучу вышло на поля, В последний раз детей поцеловало, В последний раз Казалось, что сейчас Он обезумел. Гневно бушевала Его листва. Детей внезапно охватил испуг,-- Прижались к матерям, цепляясь за подолы. И выстрела раздался резкий звук, Прервав проклятье, Что вырвалось у женщины одной. Ребенок, мальчуган больной, Головку спрятал в складках платья Еще не старой женщины.

Calvin Harris & Disciples - How Deep Is Your Love